Нынешняя жена появилась в жизни Хабенского ещё до смерти предыдущей

Так уверяет Александр Марин, который перевёз Константина и Михаила Пореченкова из Питера в Москву
Хабенский с Ольгой Литвиновой
Народный артист с нынешней супругой Ольгой Литвиновой
Хабенский с Ольгой Литвиновой Хабенский с Ольгой Литвиновой

Актер и режиссер Александр Марин, который совсем скоро отметит 60-летие, был одним из тех, кто стоял у истоков «Табакерки» (с недавних пор ТОТ - Театр Олега Табакова). Его жизнь прочно связана со многими знаменитостями. Начиная от Марины Зудиной (вдова Олега Павловича многозначительно отсутствовала на открытии сезона в МХТ им. Чехова, зато была в той же «Табакерке», пардон, ТОТе) и заканчивая Максимом Матвеевым (муж Лизы Боярской, до нее был женат на актрисе Яне Сексте, а теперь Яна счастлива в браке с сыном Марина Дмитрием).

- Александр Валентинович, как вам удалось попасть на первый набор к Олегу Табакову в ГИТИС в 1976 году?

- В школе занимался в драмкружке Дворца пионеров и там, почувствовав первый успех, заболел сценой. Я же из семьи московских инженеров, но они поначалу не очень-то обрадовались моему выбору. А потом одна знакомая девочка дала мне телефон Табакова. Я ему позвонил, поговорил и попал на курс, хотя во все другие театральные вузы провалился. Со мной учились Игорь Нефедов, Сергей Газаров, Василий Мищенко, Лена Майорова, Анна Гуляренко, Марина Шиманская, игравшие потом в «Табакерке». Правда, студия появилась только спустя семь лет после нашего выпуска. За это время я успел поработать в Театре Пушкина. Там, кстати, с будущей женой, актрисой Марией Монаховой, познакомился. В этом году нашим отношениям 40 лет.

- Ваш сын Дмитрий женат на Яне Сексте. Вы их познакомили?

- Можно и так сказать. В 2012 году я ставил в «Табакерке» спектакль, и Дима присоединился ко мне как композитор. А Яна играла там как актриса. Сын в тот момент приехал из Канады, где жил с раннего детства. Но ничего, женился и быстро адаптировался в России.

Яна Сексте с мужем Дмитрием и их дочкой Аней
Яна Сексте с мужем Дмитрием и их дочкой Аней. Изображение: Instagram.com

- Как он оказался в Стране кленового листа?

- В 1993 году меня вместе с женой пригласили там поработать. Сыновья, естественно, поехали с нами. Старшему, Федору, тогда было 13, а младшему, Диме, - 9 лет.

Мы поселились в Монреале, моя супруга и мальчики прекрасно там освоились. Маша играла на сцене, я для нее ставил спектакли. А ребята учились. Быстро и по-английски, и по-французски заговорили. А когда выросли, один стал зарабатывать строительством и починкой домов, а второй увлекся музыкой. Старший, кстати, не так давно женился на бразильской девушке и переехал к ней на родину, ну а про младшего вы уже знаете. Кстати, Дима с Яной родили мне единственную пока внучку - Анечку. Ей четыре годика. Мы с женой ее обожаем. Супруга при первой возможности прилетает в Москву из Монреаля и возится с Анютой. Кстати, в российской столице своей квартиры у нас нет, живем с моими родителями, а вот в Канаде, конечно, есть. Там я обычно отпуск провожу, а здесь работаю. У меня, как и у всей семьи, двойное гражданство.

- Ваша сноха Яна, кажется, не россиянка?

- Да, она гражданка Латвии. Из-за этого долго не получалось решить вопрос с жильем в Москве. Даже Олег Табаков, ее учитель, не смог Яночке помочь получить квартиру. Сейчас они с Димой снимают жилье, но вскоре наконец купят свои квадратные метры, уже нашли подходящий вариант на первом этапе строительства. Но дома засиживаться вряд ли станут - обожают путешествовать. Моя внучка Анюта уже с шести месяцев колесит по свету с родителями.

Сейчас Боярская ждёт второго ребёнка от мужа Макса
Сейчас Боярская ждёт второго ребёнка от мужа Макса. Изображение: Instagram.com

- Сексте из женщин-актрис «Табакерки» задействована в ваших спектаклях больше остальных. Это блат или талант?

- Конечно, второе. С Яной всегда легко и просто. В работе она для меня не родственница, а отличная артистка. Исполнительная, работоспособная, умная. Более профессионального человека найти трудно. Ни у кого в «Табакерке» не повернется язык сказать, что я беру ее по блату.

- А как она смогла остаться в дружеских отношениях с бывшим мужем Максимом Матвеевым?

- Просто оба участвуют в благотворительном фонде «Доктор Клоун», вот и дружат. Ездят со спектаклями по детским больницам Москвы, Подмосковья, Питера, Саратова. Скоро мой спектакль «Снежная королева» повезут в Кутаиси и Тбилиси. У нас была акция - строили так называемую больницу будущего с парком-садом и площадками для игр. Володя Машков, новый худрук «Табакерки», теперь мечтает там высадить рябину. А если к нам присоединятся коллеги из других коллективов, может получиться целая театральная аллея.

С первой женой Настей
С первой женой Настей

Ранимый и беззащитный Табаков

 - Львиную долю спектаклей в «Табакерке» поставили именно вы. В театральных кругах ходили разговоры, что вы и должны возглавить театр после кончины Олега Павловича.

- Таких амбиций у меня никогда не было. Дело в том, что в «Табакерке» я вырос, там много близких людей, и решать их судьбы я бы не хотел. Ведь с кем-то бы пришлось расстаться, а я просто не способен на это. Володя Машков на своем месте. Затеял ремонт, начинает все с нуля.

- Но ему придется решать судьбу сына и вдовы Олега Табакова, которые слывут достаточно слабыми артистами.

- Я Пашу Табакова знаю с рождения, он рос очень интересным мальчиком, а как только стал заниматься актерской профессией, мне было интересно наблюдать за тем, сможет ли он раскрыть свой потенциал. Что-то получилось, что-то нет. Он очень пронзительно играл в спектакле «Матросская Тишина», когда его знаменитый отец уже находился в коме. Паша как бы обращался к папе, и это было достойно. В другой постановке,  «Безымянная звезда», у него тоже главная роль. Спектакль начинал делать другой режиссер, но ничего не вышло, и эту работу Олег Павлович мне поручил доделать. Артистов я менять не стал. Павел мне показался таким ранимым, беззащитным.

Марина Зудина учит сына Павла с улыбкой преодолевать жизненные трудности
Марина Зудина учит сына Павла с улыбкой преодолевать жизненные трудности

- А про Марину Зудину, его маму, что скажете? В вашей постановке «Сублимация любви» она играла на пару с Олегом Павловичем и, увы, не блистала талантами. Это Табаков попросил взять жену на роль?

- В середине 90-х мы с Олегом Павловичем в Гарварде преподавали и нашли эту пьесу - трогательную и в то же время коммерческую. Марина вполне подходила на женскую роль, тем более что ее взаимоотношения с Табаковым позволяли играть более откровенно, чем это сделала бы другая. Блат - не то слово, что есть в кино и театре. К семье Табакова оно точно  не относится. Марина, например, изумительна в роли Настасьи Филипповны в моем спектакле «Идиот».

- Ей, к слову, уже в 41 год дали звание народной артистки, а вам уже почти 60, а вы уже четверть века ходите в заслуженных. У 38-летней Яны Сексте званий и вовсе нет.

- Тут не знаю, что и сказать. Владимир Высоцкий даже заслуженным не был во времена, когда все эти звания что-то значили. А потом система совершенно обесценилась. Сейчас «народных» и «заслуженных» дают по совокупности театральных заслуг, и то не всем. Кому-то улыбнулась судьба, кому-то нет. Яна Сексте не обеднеет духовно, если это пройдет мимо нее. Для нее самое важное - работа и востребованность.

Табаков очень ценил Марина
Табаков очень ценил Марина. Изображение: © «ИТАР-ТАСС»

- После премьеры вашего спектакля «Утиная охота» из Санкт-Петербурга в Москву перебрались Константин Хабенский и Михаил Пореченков.

- Началось все с того, что Олег Павлович попросил меня поехать в Питер и посмотреть «Калигулу» с участием ребят. Потом мы сидели в кафе, разговаривали и решили сделать «Утиную охоту», чтобы парни не просто перешли в МХТ, а сразу же заявили о себе этой работой. Потом у Кости заболела раком жена. Он так сильно переживал, что не смог играть спектакль и его сняли из репертуара.

- А нынешняя жена Константина - замечательная Ольга Литвинова - играет главную роль в вашей постановке «Эмма». И больше почти ничего. Почему супруга Хабенского, ученица Табакова  и однокурсница Яны Сексте, так мало востребована?

- Этот вопрос не ко мне. Мне тоже жалко, что у Оли мало возможностей для самореализации. Когда я брал ее в свой спектакль, не знал об их романе с Костей. Тогда они еще и женаты-то не были. А близко знакомы они, к слову, еще со времен «Утиной охоты». То есть 15 лет. Литвинова там небольшую роль играла, а потом я ее взял в постановку «Весенняя лихорадка». Увы, у Оли пока нет популярности. Но к значимости ее таланта это не имеет никакого отношения. Можно быть величайшим артистом, всю жизнь проработать в театре, но мало сниматься, и широкий зритель тебя просто не будет знать.


Только факт

Вам может быть интересно: