Марк Горонок: «Из-за халатности медперсонала клиники меня заразили гепатитом»

Марк Горонок: «Елена Шанина будоражила во мне всё мужское»
Марк Горонок. Фото: инстаграм-аккаунт актера
После этого актера выгнали из «Ленкома»
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Питерский актёр Марк Горонок стал мгновенно популярен после выхода на экраны картин «Ты у меня одна» и «Всё будет хорошо».

Его искренне любили Александр Збруев и Николай Караченцов, а Абдулов постоянно давал Марку деньги, но судьба актера не сложилась.

— Марк, как дела? Вы объявили о разводе с женой на всю страну….

— Атмосфера с Аней у нас накалённая по сегодняшний день. Развод в подвешенном состоянии, но жена моя стала спокойнее. Дочь навещаю, когда у Анны нормальное настроение, а это бывает крайне редко.

— Почему вы работаете охранником?

- Мы с моей мамой попали в ДТП, как известно. На лечение были потрачены колоссальные деньги, влез в долги. Начал выкручиваться, меня пригласили работать сразу в двух проектах, но началась пандемия, которая длится по сегодняшний день. Театры открылись, но съёмки в сериалах, куда я был приглашён, не возобновились. Друзья мне посоветовали пойти в охранную структуру, где я работаю по сей день.

Мне любая работа по плечу. Я поднимаю доченьку, нужно заботиться о маме-инвалиде, и мне всё равно, кто и что обо мне думает.

— Вы к своему папе за помощью не обращались, он ведь у вас известный скрипичных дел мастер, Михаила Горонка даже называют русским Страдивари.

— Мой папа благородный человек, он всегда мне оказывает поддержку в трудную минуту, несмотря на то, что ему не нравятся мои публичные высказывания о личной жизни. А первую скрипку, кстати, отец изготовил для меня.

Дмитрий Астрахан выделял вас со всего курса как самого талантливого студента, поэтому и доверил вам роли в своих картинах « Всё будет хорошо» и «Ты у меня одна». Это вызвало зависть сокурсников?

— До сих пор не понятно, почему из всех претендентов Дмитрий Хананович выбрал меня, совершенно не подходящего по типажу на Александра Викторовича Збруева. Но я старался, готовился к роли, пересмотрел все фильмы с его участием, копировал манеры, жесты, мимику. «Всё отлично! Марк, ты молодец", — сказал мне Збруев, похлопав меня по плечу.

Когда фильм «Ты у меня одна» вышел на экраны, он получил заслуженную популярность, тогда и началась профессиональная зависть, потому что все были в шаге от получения роли Жени, а повезло Горонку. Вот и всё. Мне не давали прохода, девушки дежурили у подъезда. Заваливали меня письмами, звонили мне в квартиру, обрывали мой телефон. От популярности тоже можно страдать.

— Как вы это пережили?

— Не скажу, что я от этого сходил с ума, меня сложно было чем-то удивить. Моё детство прошло в Большом драматическом театре имени Горького, так тогда назывался БДТ. Моя бабушка там заведовала костюмерным цехом. Будучи мальчишкой, я бегал в ларёк за сигаретами самому Товстоногову! Георгий Александрович, в свою очередь помогал мне делать уроки по математике. Стржельчику приносил текст, когда он забывал его в гримёрной. За кулисами я пересмотрел весь классический репертуар, и тогда я точно решил для себя, что буду артистом. Кирилл Юрьевич Лавров мне посоветовал попытать счастье в «Ленкоме».

«Я не могу тебя взять в БДТ, — сказал мне Лавров. — У меня здесь Цапник и Лифанов, вы мне разнесёте театр со своей горячей кровью».

Я послушал Лаврова, и первым же поездом отправился покорять столицу. Приехав туда, я сразу же отыскал своего киношного папу.

«Иди и проси Захарова, чтобы он взял тебя в театр», — сказал мне Александр Викторович. Я так и сделал. Первый раз меня Захаров попросил из своего кабинета. Когда я зашёл туда, Захаров что-то читал. «Выйдите и закройте дверь с обратной стороны», — сказал мне худрук «Ленкома», не поднимая глаз в мою сторону.

И я снова пошёл к Александру Викторовичу. «Пробуй ещё поговорить с Марком Анатольевичем! Милый мой, а ты как хотел», — сурово сказал Збруев. И я снова пошёл к Захарову.

«Опять вы, — возбуждённо сказал Марк Анатольевич, — я же просил, чтобы вы закрыли за собой дверь!

— Я никуда не уйду.

— А кто вы, собственно, такой?!

— Я Марк Горонок, приехал из Петербурга, хочу у вас служить.

— Какой ты пылкий парень! У нас все хотят служить. Что ты умеешь? Приходи в четверг на репетицию, я на тебя посмотрю».

После этой репетиции меня ввели в легендарную рок-оперу «Юнона и Авось». Я играл далеко не главную роль, но был счастлив оказаться на сцене с такими глыбами, как Караченцов, с такой красавицей, как Елена Шанина, в которую я был влюблён. От глаз её Кончиты я не мог оторваться, она во мне будоражила всё мужское.

— Какие у вас отношения сложились с Николаем Караченцовым?

— С Николаем Петровичем могли сложиться только хорошие отношения. Он был душой театра, дорожил каждым актёром и оставался простым человеком, несмотря на все его заслуги. В театре меня приняли сразу и относились ко мне очень тепло. У Александра Абдулова было особенное отношение ко всем молодым артистам, особенно к приезжим, он ведь сам в своё время также приехал покорять Москву. Он часто входил в положение.

«Деньги не нужны? — спрашивал меня Абдулов. — Не стесняйся, обращайся». Долги он назад не брал.

Гаврилович был настоящим мужиком! У него было вечно сорок восемь дел, он всё делал одновременно. Иногда он нашу большую компанию брал с собой в казино. Олег Янковский много курил, всегда был тактичным, интеллигентным, на все праздники он дарил женщинам цветы. Когда входила женщина, он всегда вставал. Вот ругают все Сашу Захарову, а я скажу, что она простая, компанейская, весёлая девушка с отличным чувством юмора.

— О чём вы сожалели, когда покинули «Ленком»?

— Сожалею, что меня настигла болезнь. У меня обострился псориаз, я вынужден был уехать домой. Машенька Миронова дала мне совет: «Марк, тебе нужно сделать переливание крови. При этом диагнозе это очень поможет». В Петербурге, из-за халатности медперсонала клиники, в которую я обратился, меня заразили гепатитом, поэтому я надолго вылетел из театральной обоймы. Очень долгим были лечение и реабилитация после болезни. На долгом выздоровлении сказались мои переживания о том, что я не могу вернуться в работу. Это время было одним из самых тяжёлых моментов в моей жизни. Как только я оправился, сразу поехал в «Ленком».

«Извини. Твой поезд ушёл», — сказали мне. Вот теперь я точно попал! Я знал, что в Петербурге делать дальнейшую серьёзную карьеру после Москвы практически невозможно. Ну, принято так в актёрской среде: если ты неудачно съездил в Москву, то на тебя уже абсолютно по-другому смотрят в Питере. В то время меня поддержал Женя Гладышев, а теперь я хочу его поддержать, он болеет. Кто как не мы, актёры, должны помогать друг другу. Ох и сложная актёрская профессия, можно так упасть, что и не отряхнёшься.



Читайте также: