**** по губам: в Москве открылся бар, где официанты посылают гостей

«Уем» по губам: в Москве открылся бар, где официанты посылают гостей
Посетителям заведения дают ясно понять, для чего они забрались на вершину пищевой цепочки
«Здесь тебя пошлют» - под таким девизом в самом центре Первопрестольной открылся необычный бар, концептуальное место, где официанты кроют посетителей матом и хамят напропалую. «Короче - создают самую искреннюю атмосферу, возможную в ресторанной среде», - гласит зазывалка в соцсетях. Несмотря на то что у нас в принципе немало мест, где тебя пошлют без всякой концепции, в ругачее местечко потянулись белые воротнички и желающие сбросить напряжение.
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Общепиты с неприличными названиями стали активно появляться в послековидные времена. Тому пример - провокационный «Йорик убил Хамлета» (раньше звучало более емко) или «Пибарум» (какая там была вывеска, догататься можно по первым двум буквам). Из-за неудачного соседства со школой оба заведения вынуждены были отказаться от радикальных названий. Новый бар изначально решил не рисковать, и на момент открытия вывеску исправили на «Сте!Бар».

Матрас с пятном

У дверей заведения дежурит мужик с бегающими, как у нашкодившего пионера, глазами.

- Будьте готовы: вы придете - и на вас выльют ушат помоев, - честно предупреждает он.

Внутри заведения шумно. «ЖОПА», - гласит надпись со стрелкой прямо напротив входа, знаменуя собой туалет.

Гости за столиками оборачиваются, сгрудившиеся в кучу официанты в черных рубашках синхронно делают дебильные лица:

- О, приперлась! И карлика с собой притащила!

Под карликом подразумевается мой спутник без малого двухметрового роста.

«Знаете, где у статуи Давида центр внимания? - спрашивают официанты. - Вот туда и идите!»
«Знаете, где у статуи Давида центр внимания? - спрашивают официанты. - Вот туда и идите!» 

Вздыхая и охая, армянский официант Эрик ищет «места похуже» и предлагает притулиться «возле Давида» - копии известной работы Микеланджело, но с рукой, протянутой из причинного места.

Бар украшен соответствующим образом. На полках расставлены кружки-какашки, моржовый член, пятые точки с ушами. Отдельно стоящий телефонный аппарат снабжен пояснением, что первым словом, сказанным изобретателем в трубку, было известное слово из трех букв. На стене вместо ковра красуется матрас с характерным пятном. «Ссаный», - развеивает сомнения подпись под инсталляцией.

Эрик уходит за меню и предлагает «жать на кнопку вызова официанта», если надоест.

- Пошел в жопу, - отвечает кнопка.

Капучино здесь подают в кружке-унитазе
Капучино здесь подают в кружке-унитазе 

Москвичам не досталось менструального паштета

«Сте!Бар» приехал из Северной столицы, но там все было гораздо откровеннее: меню сопровождалось крайне неаппетитными картинками и соответствующими названиями. Питерскими хитами по праву считался «Менструальный паштет», оформленный в виде соответствующего органа, наполненного вареньем; криповые десерты «Каша с говном», «**** по губам» и «Кормилица» - в виде соответствующего женского органа.

Московское меню целомудренно лишилось иллюстративного материала, а блюда переименовали и оценили вдвое дороже.

- Пить будете? Я бы рекомендовал тебе «Эстетику бомжихи», - сообщает официант, бросив на меня скептический взгляд.

Поскольку заведение позиционирует себя как бар, то основной упор сделан на коктейли (от слова cock, само собой).

В ассортименте: помимо «Эстетики бомжихи», «Путанос», «Прелая шА ты что?монька», «Один билет в айнтрахт».

Единственный раздел, на котором не отразился неаппетитный креатив, оказался кофе. Заказываем с коллегой по чашечке и получаем сюрприз. Капучино приносят в кружке-унитазе, эспрессо - в писсуаре.

«Эта
Эта инсталляция показывает, где хозяева бара видели дорожные пробки в столице 

В чем фишка

Блюда в баре хотя и втридорога, но вкусные.

- Шутим устно, но в еду не плюем! - божится Эрик.

На вопрос, не обижается ли народ шуткам, мечтательно закатывает глаза:

- Как бы не так! Знающие уже на входе просят: «Засри меня пожестче».

Официанты здесь работают в трех режимах подачи гадостей: от лайтового до харда.

Сотрудники заведения понаехали из Питера, чтобы поучить уму-разуму московский коллектив, который пока формируется: на сайте бара вывесили объявление о приеме на работу официантов-комиков.

- А хотя бы уборщицей возьмете? - прошу я. - Так бы тряпкой махала да матом крыла - очередь в заведение тянулась бы на два квартала.

«Смачная
Смачная защеканка 

- Сколько ты знаешь неприличных слов? - устраивает кастинг Эрик.

- Ну, на «п», на «е», на «х», на «б» еще, - гордо отвечаю я.

Эрик кривится. По его словам, все эти слова - лишь малая толика в огромном и прекрасном море русского мата.

Солженицын печалился, что широко распространенная ругань - это всего лишь несколько корней, которые выражают массу значений, но делают это примитивно и условно. Вслед за Солженицыным печалятся и сотрудники неприличного бара. Так совпало, что все они - филологи или журналисты по образованию.

Мидии-хламидии
Мидии-хламидии 

Психологический аспект

Почему люди готовы идти туда, где их обхамят за их же деньги, - загадка, тревожащая умы многих писателей. Где-то в рассказах Татьяны Толстой описывается феномен одной столичной портнихи, которая, производя примерку дорогих платьев, нещадно ругала не только обладателей наряда, но и зевак, толпящихся у окон ателье. Чем больше портниха ругала собравшихся, тем больше народу к ней приходило.

Между тем невежливость, возведенная в концепт, служит фишкой некоторых столичных заведений. Достаточно вспомнить бар «Петрович» с входом «Не для всех» и скептическим оцениванием гостя с головы до ног. Как рассказывал основатель клуба Игорь Писарский, суровая управляющая Медея не сделала скидку даже для Дэвида Копперфильда. Когда звезда появилась на пороге, суровая Медея буркнула:

- Для вас есть место только у барной стойки.

«Молотый
Молотый петушара 

«Ежом косматым против шерсти волосатым»

На страницах романа Эртеля «Гарденины» описывается состязание в матерной ругани, которое происходит на конюшне после работы. Тогда кузнец Ермил обрушил на мельника Демидыча 138 «безусловно сквернейших ругательств, между тем как Демидыч мог возразить ему только 93 и то не безусловно сквернейшими»!

Классические бранные ругательства, несущие сакральный смысл, традиционно назывались загибами. Существовали большой, малый, петровский, казачий загибы... Они были столь неприличны, что впервые целиком были опубликованы только в 2005 году.

«Каша
Каша с говном 

В загибе упоминались особые квакалки, зарубки Алексашковой мотни, совокупление через семь пар потных портянок, а также крещение шматиной лейб-гвардейского полка и ежом косматым против шерсти волосатым.

Воспроизвести эту красоту сегодня очень сложно. Но сотрудники неприличного заведения стараются.



Источник фото: Мария Шипилова,vk.com/yebarru




На эту тему:
После открытия баров в Европе начнется разгул супергонореи
В России ужесточат правила продажи алкоголя