X

Как спецслужбы ликвидировали «Черного Араба» Хаттаба

Хаттаб в Афганистане
Чтобы адекватно отвечать врагу, его нужно знать как можно более полно, обстоятельно и многогранно. В боевых условиях обладание нужной информацией – еще не залог победы, но уже ключ к ней.
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Человек без прошлого

В 2002 году окончился земной путь одного из опаснейших чеченских террористов, скрывавшегося под именем Хаттаб. Как звали этого человека на самом деле – точно неизвестно. Может быть, Хабиб Абд аль-Рахман, может, Самер Салех ас-Сувейлем или как-то еще – достоверно по сию пору неведомо. Он считается выходцем из Саудовской Аравии, но возможно, из Иордании, Пакистана или даже Йемена. Вероятно, он учился в колледже в США. В любом случае, он был хорошо образован, знал минимум три иностранных языка, в том числе и русский. Имел серьезные познания в военном деле. Его биография столь запутана и окружена мифами, что Шахерезада вполне могла бы еще тысячу и одну ночь рассказывать истории о его похождениях. Особенно тех, что были до приезда Хаттаба в Чечню в 1995 году.

«Хаттаб». wikimedia
«Хаттаб». wikimedia

Было бы ошибкой представлять Хаттаба банальным авантюристом. Этот человек очень хорошо усвоил завет Уинстона Черчилля: «Правда настолько драгоценна, что ее должны охранять телохранители лжи». Всякому, кто скрывается от властей, известно, что любого человека легче всего найти через его контакты. Прошлое тянется за человеком подобно хвосту, и за этот хвост его можно поймать. А как быть с человеком, у которого нет прошлого? Для спецслужб он – загадка, миф, призрак.

Хаттаб был чрезвычайно осторожен. Имел отличное чутье и разветвленную сеть осведомителей, в том числе во властных и силовых структурах. Написанная им для моджахедов краткая и емкая методичка по партизанской войне показывает высокого профессионала своего дела. Он был идейным врагом России, воевал с «шурави» еще в Афганистане, был фанатичным исламистским радикалом, видящим смысл жизни в священной войне. Будь этот знающий и талантливый военачальник на нашей стороне – вероятно, стал бы героем, но Хаттаб был врагом, опасным, кровожадным и беспощадным. А кроме того, через «Черного араба», как называли его в Чечне, шел финансовый поток из Саудовской Аравии -- долларовое топливо для войны на Кавказе. Хаттаба нужно было найти и уничтожить. Во что бы то ни стало. Где бы он ни находился.

Сообщение о смерти Хаттаба в СМИ появлялись не менее десяти раз. Неоднократно, когда у «амира террористов» появлялась нужда в отдыхе, он эффектно «погибал», чтобы через некоторое время не менее эффектно воскреснуть. Неуязвимость изворотливого террориста действовала на нервы всему личному составу российских войск Северо-Кавказского военного округа. Он будто глумился над попытками армии и спецслужб поймать или же уничтожить его.

Почтовые голуби чеченского коршуна

Окруженный телохранителями, неподконтрольный кому бы то ни было в Чечне, Хаттаб оставался весьма непростой мишенью. Наученный опытом Джохара Дудаева, отслеженного по сигналу мобильного телефона, он не пользовался этой связью. Все распоряжения отдавались им через доверенных людей, вся связь с зарубежными спонсорами шла эстафетой. Пакеты с корреспонденцией доставлялись от одной базе к другой. Никого, кроме тех, с кем приходилось непосредственно общаться, ни один «почтальон» не знал, зато сам он находился под скрытым надзором страхующего наблюдателя, который должен был дать знать, если вдруг со связником что-то случится. При этом каждый из участников этой «почтовой» сети старался ничем не привлекать внимание местных властей. Связник мог даже сотрудничать с российским командованием и обеспечивать мир в том или ином селении – главное, чтобы он имел возможность быстро и без помех доставить пакет в нужное время в нужное место.

Кроме того, из зарубежного центра одновременно посылалось несколько разных «писем-обманок», которые шли по запасным цепочкам, но до «адресата» не доходили. Доверенный агент-«рубильник» получал их, исследовал на предмет досмотра и уничтожал. Этим вражеская разведка распыляла внимание контрразведчиков, а заодно и проверяла надежность своего почтового «тракта».

Увы, всякая система, базирующаяся на действиях живых людей, ненадежна. В какой-то момент, когда за голову «бригадного генерала Ичкерии» была назначена высокая награда, в цепочке нашелся человек, согласившийся помочь в ликвидации Хаттаба. Некоторые полагают, что здесь имела место чисто финансовая мотивация, но не стоит забывать, что Хаттаб был маниакальным фанатиком-убийцей, и многие люди даже в его окружении имели к «Черному Арабу» свои очень серьезные личные претензии.

Как бы то ни было, слабое звено в цепочке удалось найти – и даже обеспечить, чтобы оно стало конечным перед скрывающимся в горах «амиром». Когда инструкции из Саудовской Аравии прибыли, агент подал условный знак, которого давно ждали в Москве. Специальным бортом в Грозный был доставлен уникальный специалист по ядам. На работу ему была отпущена всего одна ночь – под утро с гор должен был прийти связной за пакетом. Задача, поставленная управлением перед химиком «специального назначения», была совершенно нетривиальной. Конверт нужно было обработать сильнодействующим контактным ядом таким образом, чтобы он подействовал через два-три дня (агент и его семья должны были остаться вне подозрений), не оставил следов на бумаге и не ощущался тонким собачьим нюхом. Осторожный Хаттаб, опасаясь отравлений, по возможности давал обнюхивать письмо собаке. Как показали дальнейшие события, работа была выполнена отменно.

Амиру от Иблиса

Пакет не вызвал подозрений, был доставлен адресату, прочитан и сожжен. Далее, как и всегда в таких случаях, Хаттаб начал быстро менять дислокацию своего лагеря. Старая аксиома диверсанта гласит: «Остановка – смерть!». Но на этот раз обогнать безглазую «Черному арабу» было не суждено.

Оперативникам повезло. Уходя со стоянки, телохранители «бригадного генерала» наткнулись на ранние весенние сморчки. С едой у группы было напряженно, и потому грибы незамедлительно были пущены в дело. Так что, когда яд начал действовать, сподвижники Хаттаба решили, что среди сморчков они прозевали поганку. Спустя три дня, 20 марта 2002 года, «Черный араб» умер в муках.

Телохранители его так до сих пор и верили бы в «грибную» версию, если бы и остальные, все те, кто хотя бы недолго держал в руках конверт, не последовали в ближайшие дни вслед за «амиром». Полученная ими доза яда была значительно меньше, но тем не менее абсолютно летальна. Всего умерло пять человек.

Среди них был и тот, кто согласился помочь уничтожить саудовского упыря. Для того, чтобы достичь цели, как настоящий воин, он пожертвовал своей жизнью.

Жизнь в Чечне начинала налаживаться.






Вам может быть интересно: