КУЛЬТУРА

Гурченко делала пластику вопреки запретам врачей

У актрисы была настоящая зависимость от операций


Могли ли пластические операции, сделанные Людмилой ГУРЧЕНКО, подорвать ее здоровье так, что организм не справился с последствиями обычного перелома? Этот вопрос волнует сейчас родственников и поклонников актрисы. Врачи полагают, что пластика сильно навредила звезде, более того, доктора предупреждали ее об опасности частых вмешательств.


- Некоторые женщины и актрисы с возрастом теряют интерес к своей внешности. Могут себе позволить поправиться, неважно выглядеть. Гурченко боролась за свою красоту постоянно. Потому что она была сто процентов ЖЕНЩИНОЙ. И это желание быть вечно молодой невозможно не уважать, - рассказал пластический хирург клиники «Бьютиплаза» Александр Тепляшин «Комсомольской правде». - Другое дело, что в этом почти маниакальном, страстном желании молодиться она порой перебарщивала. Она, как Любовь Орлова, шла на все, чтобы продлить молодость. К сожалению, Гурченко - дама старой закалки: как начала оперироваться давным-давно по старым, «бронебойным», очень травматичным методикам, так и придерживалась их.






Людмила ГУРЧЕНКО

Людмила ГУРЧЕНКО

Не соглашалась на более простые, безоперационные методы омоложения. Стремилась к тому, чтобы на лице не было ни одной морщинки, и находила врачей, которые на это соглашались даже вопреки здравому смыслу. Последние пластические операции были сделаны неудачно. И все же я преклоняюсь перед женственностью этой актрисы, перед тем, что она всегда выглядела стильно, современно, модно, и потому не ушла со сцены, а оставалась востребованной…
По словам хирурга, Гурченко постоянно занималась спортом, сидела на диете, пила выводящие жидкость препараты, которые вредны в больших дозах.
- Моя мама общалась с Гурченко, делала ей рентгеновские снимки. У обеих был ревматоидный полиартрит. Моей матушке именно он и сократил жизнь... Людмила Марковна принимала противовоспалительные препараты. Все это сильно почки портит. Мне, как врачу, было видно, что актриса больна. Достаточно было посмотреть на ее руки - они деформированы. Во рту у нее сохло из-за частого применения препаратов (это было видно по ее манере поведения). Я знаю, что ей кололи клеточные экстракты, взятые из человеческих эмбрионов на поздних сроках развития. Потом она разругалась с академиком, который ей колол эти экстракты. Что-то ее не устраивало.Экстракты называют стволовыми клетками, но на самом деле это нечто особое и небезопасное. Эти методы опасны для людей в отличие от стволовых клеток, взятых из жировой ткани взрослого человека. Сама она признавалась, что изредка позволяла себе ночью поесть картошечку, но потом корила себя за эту слабину, она вообще тяжело переживала любые изменения в своей внешности.






Людмила ГУРЧЕНКО

Людмила ГУРЧЕНКО

- Гурченко являлась пациенткой нашего, самого первого в Москве, Института красоты на Арбате, - рассказал газете пластический хирург «Института красоты» Сергей Кулагов. - В 80-е годы, когда наш институт был фактически единственным заведением, где проходили омоложение великие мира сего, Гурченко оперировалась у одного нашего хирурга-дамы, которой уже нет в живых. Она сделала у этого врача несколько операций. Вероятно, делала бы и дальше, но врач умерла. И после ее смерти Людмила Марковна пришла на прием ко мне с той же просьбой - избавить от морщин. Но я ей отказал. Просто не мог найти решения, чтобы Гурченко осталась прежней. Лицо ее настолько уже было трудным. Переделывать работу другого хирурга труднее, но возможно. Но в ее случае уже было несколько операций, не одна. Круговая подтяжка - очень сложная операция, если делается хорошо, с понимаем и с какими-то высокими целями, а не просто там натянуть кожу, как говорят некоторые. Это так же, как нарисовать хорошую картину. Нарисовать можно, но хорошую - трудно. Я пытался отговорить Гурченко от хирургических вмешательств. Ее лицо уже менялось. Она уже была немножко другой. Я переживал, что после новой операции ее лицо исказится, что и произошло потом. Пытался убедить ее не продолжать в этом направлении. По крайней мере на тот момент. Потому что со временем все равно надо поддерживать лицо. Но тогда, понимаете, это - как надувать уже надутый шарик. Он может лопнуть, и все. Человек, который как бы подсаживается на эти операции, тоже становится другим. Управлять психологическим процессом с помощью пластических операций - большая ответственность. Это не просто взял да натянул. Это надо очень подумать: куда, как, сколько, зачем и т. д. Мы ж не кожу натягиваем, мы меняем судьбу в конце концов… Можно изменить так, что этот человек вообще станет сумасшедшим. Мы влияем именно на психологию пациента.
По словам хирурга, Гурченко все-таки нашла врачей, которые согласились сделать ей еще несколько операций.






Людмила ГУРЧЕНКО

Людмила ГУРЧЕНКО

- И все же восхищаюсь пластическими хирургами, которые сумели ее продержать вот на тех уже остатках тканей, которые у нее были, - сказал он. - И важно отметить, что сама Гурченко получала кураж от своих обновлений. Это ей добавляло драйва, уверенности в себе. У многих женщин обостренное желание выглядеть молодо. У Гурченко оно было гиперобостренным. Если бы она не увлекалась пластикой, она бы давно сошла с экрана. Где вы видите Брижит Бардо? И никто бы сейчас не горевал так сильно по Гурченко, показавшей пример мужества, того, что на сцене можно блистать и в ее возрасте. Она выложилась до конца. Да, возможно, переборщила с пластикой. Но на нее и в 75 лет все смотрели.
Доктор Андрей Звонков считает, что операции подорвали здоровье актрисы, так как наркоз плохо действует на здоровье: причиняется вред сердцу, почкам, печени, страдают и клетки нервной системы.
Сама актриса рассказывала в интервью, что считает свое лицо невыразительным.
- Открою вам тайну: мое лицо на самом деле никакое! Из него можно лепить все что угодно, потому что в нем нет определенных черт. Мне от природы дано такое каучуковое лицо, из которого можно слепить все. В «Сибириаде» я играла буфетчицу, которая долго моталась по городам на теплоходах и через 20 лет такой жизни встретила первую любовь, Алексея, которого играл Никита Михалков. И вот из меня надо было сделать обветренную, побывавшую в долгом плавании буфетчицу. Тамара мне сразу сказала: «Гримироваться не будем! Сделайте химию, чтобы быть без парика!» На следующий день у меня была прическа а-ля барашек. Прихожу на грим, а она смотрит на меня, вдруг кидает губку в землю и потом ею мне на лицо! Губы сделала потрескавшимися, лак на ногтях содрала. Я смотрю на себя в зеркало и понимаю, что все уже сыграно. Вся моя роль на лице! Кстати, после этого фильма «химка» вошла в моду! – заявляла она.