ОБЩЕСТВО

Как Россия перейдет на электронные медицинские документы

Фото: pixabay.com
Новые технологии в поликлиниках умрут, если люди в белых халатах не станут «продвинутыми пользователями»

Всего через полгода все российские поликлиники перейдут на электронные медицинские карты, а пациенты — на электронные полисы с российским чипом. Но готова ли отечественная медицина к таким переменам?

Что день грядущий нам готовит

Введение электронного медицинского полиса и электронной медицинской карты – два параллельных и очень масштабных проекта. Процесс идет уже достаточно долго – около пяти лет – и медленно: он будет завершен к 2018 году. Москвичам еще во времена Юрия Лужкова вместе с бумажными полисами выдавали «пластик» - дубликат бумажки, на котором была нанесена аналогичная информация. Однако даже в Московской области «пластик» не действовал и просто назвать номер полиса было недостаточно.

Федеральная кампания по замене бумажных полисов стартовала в 2011 году. Теперь любая поликлиника обязана принять «пластик». В отличие от «лужковских», общероссийские полисы чипированы, т.е. вся необходимая информация записана на карту, что облегчает процесс самостоятельной записи через терминалы. Если же в лечебном учреждении терминала нет - пациента запишут «по старинке».

Электронные полисы делают не абы где, а на Госзнаке, что обеспечивает защиту от подделок. При этом с мая на полисы ставят российские чипы – также в рамах кампании по обеспечению безопасности данных. Такой полис обязаны принять в любом регионе. При смене региона прописки, паспортных данных или фамилии – придется получать новую карточку. Но вот срочно менять бумажные полисы или электронные с «зарубежными» чипами не обязательно. Процесс носит добровольный характер, и меняют их только самые прогрессивные слои населения, те, кто морально готов. Зато с электронной медицинской картой все совсем не так просто.

Фото: pixabay.com

Медкарточный квест

Процесс перехода на электронные медицинские карты – дело принудительное, и он окутан мифами и страшилками. Активно распространяется мнение о том, что электронные медкарты возможны лишь в небольших странах, и что нигде в мире, даже в Великобритании и США, система не внедрена в полном объеме.

В XXI веке вопрос «зачем переходить от бумажных медкарт к электронным» звучит несколько странно. Никто ведь не предлагает вернуть бухучет в формат амбарных книг.

У каждого из нас в течение жизни как минимум четыре разных медкарты: кв детской поликлинике, отдельная карта в детском саду и школе, карта во взрослой поликлинике, в вузе или колледже. Более того, всякий раз, когда приходится обращаться в другую поликлинику (частную, специализированную, спортивную, в другом городе и т.д.) – заводится новая карта, которую заполняют в лучшем случае со слов пациента.

Какой-либо внятной и объективной информационной преемственности или информобмена между картами нет. Потому, например, молодым мамам приходится бегать за пресловутыми «выписками из карты ребенка» и помнить всю историю детских болезней наизусть – ибо это самый верный нынешний способ передать важную информацию от врача к врачу.

Процесс же поиска сведений о заболеваниях в медкарте представляет собой особый квест. А уж очередь в регистратуре и фраза «нету вашей карточки… идите ищите, где были последний раз…» - вообще без комментариев...

Фото: pixabay.com

Благими намерениями….

Электронные медицинские карты (ЭМК) – заполненные так, что их можно прочитать, с поиском любой информации в ней и доступом к ней врачей из других клиник – тот логичный минимум, который испорченный Интернетом налогоплательщик может ожидать от системы здравоохранения. Принципиальный вопрос – а как это будет. Аналогичного опыта других действительно нет. Но не потому что – как об этом часто пишут – во всех крупных странах эксперимент провалился, а Россия идет по заведомо ложному пути. С учетом уровня и скорости развития технологий мы все просто обречены на электронные медицинские карты.

Опыта нет, во-первых, потому, что эффективная техническая возможность создавать, постоянно актуализировать и обрабатывать огромные массивы данных появились не так давно. Интернет в обиход начал активно входить не более 25 лет назад. Международная волна автоматизации бизнес- и производственных процессов (а ЭМК – именно автоматизация процессов) в изначально более «продвинутом» коммерческом секторе началась всего лет 15 назад.

Кстати: Для внедрения автоматизированной системы на более-менее крупное предприятие в среднем уходит 3 года. Количество врачей и медицинского персонала только в США – около 2 млн, в России – около 1,7 млн.

Стоит ли удивляться, что государственные аппараты – заведомо более медленные и несравнимо масштабные – только начинают этот путь. Сейчас фактически в России и США процессы внедрения электронных медкарт идут параллельно – но, конечно, с разной скоростью и по разным моделям.

Кстати: Системы государственного здравоохранения разные – по объемам, масштабу, содержанию. Если в России к ребенку с температурой врач приедет домой, а с острой болью в поликлинике всегда примут без очереди – то в Великобритании (которую часто приводят в пример провала системы ЭМК) в обоих случаях придется не только ехать с больным в поликлинику, но еще и сидеть несколько часов в общем потоке.

Фото: pixabay.com

Человеческий фактор

Любой процесс автоматизации включает создание программ и обучение пользователей. В рамках обеих моделей – американской и нашей – количество программ и приложений не ограничено. В США около 400 медицинских приложений. В России – не считано. Выбор программ отдается на откуп пользователям. И вот здесь начинается разница.

В Штатах действует программа финансовой мотивации медперсонала для эффективного использования медицинского ПО. Т.е. людям доплачивают за то, что они осваивают компьютер, следят за «медпрогами», разбираются, сравнивают и внедряют. В России огромные финансовые потоки распределяются по лечебным учреждениям для закупок оборудования и программ. Вопрос – а что дальше? Как отчитался один из медицинских чиновников Москвы – в столице 10 тысяч врачей обучены «слепому» методу печати. Стоит ли удивляться, что наши врачи используют компьютер как печатную машинку, пользуясь максимум возможностью копирования. Колоссальная проблема – сопротивление медперсонала и их нежелание переходить на ПО. Врачи и сестры воспринимают все новшества как дополнительную нагрузку на себя. Адекватно выбрать удобное медицинское приложение тоже некому – чтобы составить правильное Техническое задание надо быть как минимум немного больше, чем просто пользователем. Таких специалистов в подавляющем большинстве наших медучреждений просто нет. Потому зачастую купленное ПО либо реально неудобно, либо его просто некому использовать по всем возможностям. Конечно, время ЭМК все равно придет. На смену старым докторам, с трудом ищущим «Enter», придут врачи из «поколения Z», выросшие с «пальцем на кнопке». Но за это время кто-то успеет потратить триллионы рублей на закупку «навороченных» компов и «прог», на которых врачей будут учить «методу слепой печати».

А чтобы не зубрить наизусть медкарту ребенка, пока можно фотографировать анамнез, сохранять в «облаке» по тэгам и на очередной вопрос очередного врача – просто его демонстрировать.