Инна Макарова: «Федор Бондарчук должен благодарить меня за свое рождение»

Инна Макарова: «Федор Бондарчук должен благодарить меня за свое рождение»
Фото: Лариса Кудрявцева
25 марта ушла из жизни народная артистка СССР Инна Макарова. Первая жена Сергея Бондарчука, мать режиссера и актрисы Натальи Бондарчук и тетя знаменитого режиссера Андрея Малюкова

С Инной Владимировной я делала интервью за три года до ее смерти. Актриса жила в своей квартире на Киевской, за ней ухаживала профессиональная медсестра. В последний раз мы провели вместе почти весь день. Каждое общение с журналистами контролировала дочь актрисы — Наталья Бондарчук. С Натальей Сергеевной я давно дружу.

Инна Владимировна в нашей беседе постоянно возвращалась к Сергею Бондарчуку. Актриса сказала, что почти каждую ночь он снится ей. До конца жизни Инна Макарова любила своего первого мужа. У нее был счастливый второй брак — со знаменитым хирургом Михаилом Перельманом, — но в конце жизни она мысленно вернулась к первому мужчине в своей жизни.

— Четыре года как Миша оставил меня. Ушел как-то неожиданно, внезапно, молча, — объясняла Инна Макарова, заметив мой интерес к портрету, который заказал второй муж актрисы. Больше о Перельмане она не вспоминала.

У Инны Владимировны такой же голос, как у ее героинь, — звонкий, дерзкий и уверенный. И глаза прежние — цвета спелого крыжовника. Актриса встретила меня в модном брючном костюме и в белой блузе с вышивкой. На ней были очень красивые серьги — с драгоценными рубинами. В прихожей — стеллажи с книгами, старыми подписками. Я увидела тома Ромена Роллана — цвета бордо — в кожаном переплете:

— Эти книги — из маминой библиотеки. Моя мама была журналистом и писателем. А папа — диктором. Правда, папа рано умер — в 34 года, и мне очень его не хватало. Сергей (речь идет о Сергее Бондарчуке) заменил мне отца, — признавалась Инна Макарова.

Инна Владимировна заметила, что после свадьбы с Сергеем Бондарчуком они жили в подвале в самом центре Москвы — на Тверской улице, и там бегали большие жирные крысы.

— Вот такие огромные крысы. Однажды крыса прыгнула на мое лицо, и Сережа так испугался за меня, — показывала Инна Владимировна.

— Инна Владимировна, помните вы вашу первую встречу с Бондарчуком?

— Сергей стал часто приходить в наш учебный класс во ВГИКе, где мы репетировали, чтобы посмотреть, как я играю. Первое мое впечатление: «Какой-то цыган появился во ВГИКе». Да, и взрослый он очень был. Так он смотрел на меня, смотрел, а я — дурная была, девчонка, и даже не догадывалась, что нравлюсь ему. Первая заметила интерес Сережи ко мне наш мастер Тамара Федоровна Макарова, и, между прочим, все время, пока мы учились, за нами «приглядывала». В один морозный вечер Тамара Федоровна попросила Сергея проводить меня. Я была легко одета — не было теплой шубки. До деталей помню тот вечер: Сережа завернул меня в свое пальто, взял на руки и понес до остановки на руках. Я держала его за шею, засыпала на его плече. Первое время относилась к нему как к отцу. Он был со мной очень нежен и добр. За всю нашу жизнь никогда не слышала от него обидного слова.

Фото из семейного альбома Инны Макаровой
Фото из семейного альбома Инны Макаровой

— Своего первого мужа Сергея Бондарчука вы вспоминаете с удовольствием. Согласитесь, это нечасто встречается между бывшими супругами.

— Несмотря на то, что у меня был очень хороший второй муж — гениальный хирург Миша Перельман (умер в 2012 году), не было дня, чтобы я не вспоминала Сережу. Он для меня — близкий, родной человек, и таким останется навсегда. Сережа любил меня, и я, конечно, хорошо к нему относилась. Возможно, я была слишком молодая для того, чтобы по-женски любить Сережу? Жаль, что Сережа рано ушел из жизни — он бы мог еще много сделать. Предполагаю, что при всей своей славе он не был удовлетворен жизнью. Для полного счастья ему чего-то недоставало. Думаю, что он не любил Ирину Скобцеву так сильно, как любил меня. Сережа просил меня принять его обратно…

— Почему вы расстались?

— Я снималась в фильме «Дорогой мой человек» и стала получать анонимки «доброжелателей», что у моего мужа роман с Ириной Скобцевой. Они тогда снимались в фильме «Отелло». Много анонимок. Когда мы с Сережей встретились, я прямо задала ему вопрос о Скобцевой, и по его глазам поняла, что это правда. Первая предложила ему расстаться. Он не хотел разводиться. Умолял простить его. Я была гордая. Понимала, что прежних отношений между мной и Сережей быть не может — той нежности и чистоты больше не будет. Я сказала Сереже: «Уходи, будь счастлив с другой».

— Так легко отпустили знаменитого режиссера?

— А я — легкий человек. Сережа несколько раз пытался вернуться к нам с Наташей. Приходил домой (он общался с дочерью), просил остаться навсегда. Ирине Скобцевой об этом было известно. Однажды я вышла из подъезда и увидела на скамейке дочь Ирины Скобцевой и Сергея Бондарчука — Алену (мама Константина Крюкова)… Подошла к ней, обняла ее. Поняла, что Ирина Скобцева специально подослала дочь, чтобы разжалобить Сергея Федоровича. Я сказала Сереже, чтобы он возвращался в новую семью, к своей дочери.

— Какие отношения у вас были с Аленой Бондарчук?

— Прекрасные. Алена была очень хорошей девушкой. Вся в отца. Добрая, справедливая, мужественная. Я принимала у Алены государственные экзамены во ВГИКе. Моя дочь Наташа тоже дружила с Аленой. Да и к Федору я хорошо относилась. Однажды мы встретились с ним, он поцеловал меня в щечку, обнял по-родственному, и я сказала ему: «Федор, а ведь ты должен мне сказать "спасибо" за свое рождение». Федор все понял, улыбнулся и сказал: «Спасибо, я знаю». Федор тоже хороший человек. Как актер он очень похож на своего отца.

— Какие роли вы играли вместе с Сергеем Федоровичем?

— Мой учитель Сергей Герасимов сказал нам, что мы должны играть «Попрыгунью» по Чехову. Я попросила поставить этот спектакль Самсона Самсонова, который во ВГИКе поставил сцены из романа Достоевского «Идиот». Только Сергея Бондарчука с трудом утвердили на роль Дымова. За эту роль Сергей Федорович сразу получил звание заслуженного артиста России. Только мне не удалось сыграть Попрыгунью, но я не очень-то об этом и жалела — терпеть не могла эту героиню. Еще с нами репетировал Марк Бернес. Помню, как с Сергеем Федоровичем мы вместе читали «Попрыгунью», лежа на кровати... Сергей Федорович был очень сентиментальный — у него сразу слезы лились, если что-то его трогало. Кроме «Молодой гвардии» нигде вместе не снимались.

— Инна Владимировна, глупо спрашивать — не жалеете, что всю жизнь посвятили кино? Говорят, актерская профессия трудная и зависимая?

— Актерская профессия — самая лучшая в мире. Я служила и служу очень серьезному делу.

Читайте также: