Юлия Высоцкая откровенно о борьбе за жизнь дочери Маши: «Не хватает сил»

Андрей Кончаловский и Юлия Высоцкая
Андрей Кончаловский и Юлия Высоцкая. Фото: Legion-Media
Наследникам звезд часто завидуют. Обычно люди думают, что раз такие дети родились с золотой ложкой во рту, то и жизнь у них будет обеспеченная и счастливая. Однако это не так. На примере дочери Андрея Кончаловского и Юлии Высоцкой можно увидеть, как все может измениться в один миг.
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Маша Кончаловская появилась на свет 28 сентября 1999 года. Из-за профессии родителей девочка рано начала мелькать на экранах. К примеру, она появлялась со своей звездной мамой в передаче «Едим дома», где выступала дегустатором ее блюд. А позднее, в 2006-м, Маша, успешно пройдя кастинг, сыграла в эпизоде в сериале «Сделка». Можно только представить, как бы жила сейчас наследница Высоцкой и Кончаловского, если бы не произошедшая трагедия.

12 октября 2013 года Андрей Кончаловский попал в ДТП, его дочь оказалась в реанимации. Арендованный режиссером автомобиль столкнулся с другой машиной на юге Франции. В авто помимо самого Андрея Сергеевича находилась его дочь. Маша не была пристегнута ремнем безопасности и получила серьезную черепно-мозговую травму. Ребенка пришлось доставлять в госпиталь Марселя на вертолете. В медучреждении ее поместили в поверхностную кому.

Вот уже девятый год семья Кончаловского продолжает упорно верить в то, что Маша придет в себя и вернется к прежнему образу жизни. Однако сейчас о состоянии наследницы режиссера и актрисы почти ничего не известно. Родители девушки наотрез отказываются говорить о наследнице. Хотя было время, когда Юлия готова была делиться подробностями борьбы за жизнь ее дочери.

Громкое интервью с Высоцкой вышло спустя два года после роковой аварии. В 2015-м актриса откровенно рассказала о том, что происходило с Машей. В беседе с журналистами она рассказала, как трагическое ДТП изменило ее жизнь и как она пересмотрела свои взгляды на многие вещи. К примеру, Юлия стала больше ценить конфиденциальность. Ведь после аварии в их с Кончаловским жизни появились не только сочувствующие люди, но и желающие раздобыть сенсационную информацию журналисты. Кроме того, актриса попрощалась со многими знакомыми из «прошлой» жизни, которая была у нее до попадания дочери в больницу.

«Люди не хотят выглядеть черствыми. Но многие из них — часть той жизни, которая для меня закончилась. Дополнительное напоминание. Моя рана не закрылась и не закроется никогда. Очень многие связи мне так и не удалось восстановить. Я понимаю, что должна отблагодарить за поддержку, помощь, но не хватает сил», — делилась семь лет назад Высоцкая.

«Маша
Юлия Высоцкая с дочерью Машей за год до аварии. Фото: кадр из программы «Едим дома»

Тогда же актриса рассказала, какое участие в их с мужем семейной трагедии принял Никита Михалков. Родной брат Андрея Сергеевича, как и он сам, много времени уделял по большому счету одной работе. Такие уж люди Кончаловские-Михалковы. Как отметила Высоцкая, режиссерам было не до наследников. Однако, когда Маша Кончаловская оказалась в трудном положении, Михалков проявил участие.

«Никита Сергеевич приезжает к Маше, садится возле ее кровати, целует ее, щекочет усами. Для мужа он, наверное, ищет какие-то слова, меня — просто обнимает хорошенько», — признается Юлия Высоцкая.

Примечательно, что ответить на вопросы о состоянии Маши однозначно ее мама еще семь лет назад не могла. Актриса говорила на эту тему осторожно и аккуратно подбирая слова. Это и неудивительно, ведь любую неосторожную фразу в итоге могли преподнести обществу в искаженном свете.

«Состояние комы неоднозначно, и у всех протекает по-разному. Бывают моменты, когда она со мной, бывает, что я ничего не понимаю. Вот вроде бы происходит что-то такое, чему мы очень радуемся. Ждем повторения, а его нет. Зато случается что-нибудь другое. Все идет… медленно. Нам с самого начала говорили, что восстановление будет очень и очень долгим. И это бесконечная работа — и Маши, и наша… Трудно понять, есть ли свет в конце тоннеля. Я постоянно работаю над собой, чтобы его разглядеть. И убедить всех, что он есть. Никуда и никогда нельзя транслировать уныние! Все в радиусе пяти километров от Машиной комнаты должно быть наполнено энергией созидания», — объясняла звезда.

«Юлия
Юлия Высоцкая с мужем не оставляют надежды на выздоровление дочери. Фото: кадр из программы «Едим дома»

То давнее интервью Высоцкой привлекло всеобщее внимание потому, что актриса настолько подробно начала рассказывать не только о текущем состоянии находящейся в коме дочери, но и о роли мужа во всей этой истории. Журналистов очень интересовало, испытывает ли Андрей Кончаловский чувство вино за произошедшее. Но это оказалось секретом даже для самой Высоцкой. На вопрос о состоянии мужа после аварии она ответила более чем обтекаемыми фразами. Зато свою позицию в данной теме обозначила четко.

«Виню ли его я? Он уникальный человек. Не думаю, что его мудрость приобретенная. Он даже не мудрый человек, а именно что мудрая душа. Я его хорошо слышу и понимаю. Он на меня сильно влияет. Будь рядом другой мужчина, возможно, я бы вела себя иначе. Здесь же нет места бессмысленным упрекам и поиску чувства вины», — заключила тогда жена Андрея Кончаловского.

Спустя несколько месяцев после откровенного разговора Юлии Высоцкой с журналистами появились слухи о том, что Маша Кончаловская вышла из комы, пошла на поправку и что врачи отслеживают положительную динамику. Вот только сама актриса больше не хотела давать комментариев на болезненную тему. Юлия признавалась, что у нее больше не осталось никаких сил бередить эту рану. Позднее стало известно, что Маша снова впала в кому. Высоцкая тогда призналась, что запрещает себе читать материалы о своей дочери, чтобы лишний раз не расстраиваться. Однако, когда заговорили об ухудшении состояния девушки, Юлия прокомментировала это так:

«Мы работаем, мы движемся, пока очень-очень медленно».

С тех пор информация о состоянии Маши Кончаловский содержится в строгой тайне. Время от времени в Сети появляются новости о звездной наследнице, которой в 2021-м исполнилось уже 22 года. Не чужие семье Кончаловских люди уважают желания Юлии и Андрея Сергеевича сохранить конфиденциальность. К примеру, вторая жена режиссера Наталья Аринбасарова в студии программы «Судьба человека» заговорила о строгом табу, которое есть среди близких Кончаловского и Высоцкой. Как близкий семье человек, Аринбасарова могла рассказать о состоянии находящейся в коме дочери Кончаловского и Высоцкой, но ушла от ответа.

«Это табу. Мы никогда ничего не спрашиваем, не разговариваем, чтобы не ранить», — призналась актриса несколько месяцев назад.

В надежде на чудо Юлия Высоцкая и Андрей Кончаловский обвенчались после 20 лет брака. Таинство состоялось в Троицком соборе Псковского кремля 20 января 2019 года. На церемонию пара пригласила всего несколько человек, даже для самых близких событие стало большим сюрпризом. Внебрачная дочь Кончаловского от актрисы Ирины Бразговки, Дарья, о венчании отца вообще узнала из газет: «Мы хорошо общаемся, но он мне ничего не сказал. Наверное, это все-таки их с Юлией личное дело. Первое, о чем подумала, увидев новости: как здорово, что событие произошло в такой потрясающе красивой обстановке!» 

Дочери Юлии Высоцкой и Андрея Кончаловского исполнилось уже 22 года. После ДТП под Марселем, в котором девушка была тяжело травмирована, Мария впала в кому.

Но чуда, видимо, не случилось. Стоит только догадываться, что сейчас происходит с Машей Кончаловской. Ни где она, ни в каком состоянии — неизвестно. Андрей Сергеевич вообще избегает говорить на личные темы. С годами его страсть к работе никуда не делась, и он все так же постоянно занят. Юлия Высоцкая, которая после аварии дочери на какое-то время вообще не хотела больше вести соцсети, вернулась в Instagram*. Правда, теперь она публикует только рабочие кадры или фото с отпуска. Как актриса и говорила семь лет назад, трагедия дочери полностью изменила ее жизнь.

«Тогда мне искренне казалось, что здоровая, веселая, нормальная семья — это хорошо. Она ведь часть меня, я без нее себя не мыслю. Я готова была этим делиться. Снималась в соответствующей рекламе — производителям соков хотелось семейного ореола. Но теперь, думаю, тема семьи закрыта навсегда — независимо от света в конце тоннеля, про который я все равно знаю, что он есть. Я даже сказала своим друзьям: «Не надо вести «Инстаграм*». Не надо рассказывать, как тебе хорошо. Если это маркетинг — то и действуй с точки зрения маркетинга. Я пропустила момент, когда надо было перестать отдавать радость. Лучше было оставить ее себе. Я потеряла грань, где свои, а где нет. Всеобщая доступность… В медийном пространстве ее надо фильтровать. Но для этого надо быть очень опытным человеком. Мой опыт дался мне серьезной ценой», — говорила Юлия Высоцкая.





*Организация запрещена на территории РФ


На эту тему: