Почему крейсер «Варяг» был обречен стать плавучей могилой

1904 год. Крейсер «Варяг» прибыл на Дальний Восток. Фото: Wikimedia.org
«Варяг» – один из самых известных символов героизма русских моряков, но необходимость в этом героизме, к сожалению, была заложена в кабинетах некомпетентных чиновников.
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Рожденный инвалидом

В конце XIX века по всей Европе шло перевооружение армий – четверть века мирной жизни позволили накопить средства, к тому же технические новшества появлялись одно за другим. Не осталась в стороне и Россия. В числе прочего нам требовались новые и сильные корабли; была разработана специальная программа постройки крейсеров, скорость которых должна быть не ниже 23 узлов (42,6 км/ч), калибр главного орудия – 152 мм, большая дальность плавания в автономном режиме. Но от идей к делу – дорога долгая и не всегда прямая. Так случилось и с крейсером «Варяг».

11 апреля 1898 года глава американской кампании «Вильям Крамп и сыновья» заключил с российским военно-морским ведомством договор о постройке крейсера водоизмещением 6000 тонн. Срок изготовки – два года, стоимость больше четырех миллионов рублей. Но при этом детального проекта строительства крейсера разработано не было – существовали только предварительные спецификации. Получалось, что русские военно-морские чиновники вообще не представляли, что им было нужно: лишь бы сильное, быстрое и красивое.

«Варяг» после сражения – сильный крен на левый борт. Фото: Wikimedia.org
«Варяг» после сражения – сильный крен на левый борт. Фото: Wikimedia.org

Бóльшая часть просчетов вскрылась уже через месяц. В тексте предварительных спецификаций отсутствовали главные размеры корабля, вместо двенадцатичасового непрерывного испытания в контракте оговаривалось два шестичасовых, а неверный перевод русских слов на английский заметно исказил требования русской стороны, что привело к ошибкам в расчетах и конструкциях. Спуск крейсера на воду задерживался также из-за множества других причин, которые потом вышли боком русским морякам. Например, во время заводских испытаний на корабле отказал электрический рулевой привод, и будущий «Варяг» едва не врезался в проходивший мимо парусник. Оказалось, что цепь рулевого электропривода разрушилась из-за перегрузки генератора.

Поломки преследовали крейсер и на главных 12-часовых испытаниях на скорости 23 узла. Вот как описывает их один из очевидцев: «Шел восьмой час пробега полным ходом, когда в левой машине выбило крышку цилиндра высокого давления. Все машинное отделение заполнилось паром. Испытания прекратились».

Проклятые котлы

Самым больным и слабым местом крейсера были машины. На нем стояли французские водотрубные котлы Никлосса – не только талантливого изобретателя, но и отличного маркетолога, «впаривавшего» свой товар по всему миру. Эти котлы были самыми мощными на тот момент, но не отличались надежностью при длительной эксплуатации. К сожалению, доподлинно установить это можно было как раз в ходе длительной эксплуатации…

Поверив рекламе и погнавшись за скоростью, русские заказчики и американские подрядчики пренебрегли надежностью и практическими плюсами других машин. В результате постоянные поломки, их небезопасная работа на высоких скоростях лишали крейсер маневренности во время боя. Но даже поняв, что есть проблема, американские корабелы менять ничего не стали, кое-как подшаманили недоделки – и в мае 1901 года «Варяг» покинул Филадельфию, а в августе отправился в долгое семимесячное плавание из Кронштадта на Дальний Восток, в Порт-Артур.

Когда крейсер встал на якорь на внешнем рейде Порт-Артура, то уже нуждался в ремонте. Судя по всему, все снова было сделано наспех и как-нибудь: русский авось – плохое дополнение к французской наглости и американской хватке. После ремонта «Варяг» вышел на двухдневные испытания – и обнаружилось, что скорость его ниже заявленной, поскольку водоизмещение с полной загрузкой оказалось на 700 тонн больше планируемого (7200 т вместо 6500 т). Позже Всеволод Руднев, командир «Варяга», писал в своей книге: «Неудачи испытаний объяснялись неудовлетворительным металлом подшипников, вследствие чего скорость крейсера ограничивалась 14 узлами…». Приплыли – 14 узлов вместо 24 (данные Руднева, которым доверяют не все). Лучший крейсер русского флота на деле оказался непригодным для ведения боевых действий и значительно уступал не только японцам, но и кораблям российского флота более ранней постройки.

Крейсер «Сойя» в американском Ванкувере, 1909 г. Хорошо виден японский военно-морской флаг на корме. Фото: Wikimedia.org
Крейсер «Сойя» в американском Ванкувере, 1909 г. Хорошо виден японский военно-морской флаг на корме. Фото: Wikimedia.org

Корабль четырех государств

Ни времени, ни ресурсов, ни знаний на капитальный ремонт не было. Хромой крейсер был отправлен 16 декабря 1903 года в Чемульпо для организации и поддержания связи между Порт-Артуром и русским посланником в Сеуле, чтобы через два месяца войти в историю русского флота героем, практически в одиночку (с канонерской лодкой «Кореец») выйдя на японскую эскадру.

Дальнейшая судьба корабля удивительна. Русские моряки затопили «Варяг», чтобы он не достался японцам, однако те через год все-таки подняли его, отремонтировали и включили в свой флот под именем «Сойя» (японское название пролива Лаперуза). Воевать на таком судне было невозможно, так что использовалась «Сойя» для учебных целей.

Россия выкупила крейсер у японцев в 1916 году и вскоре отправила на ремонт в Великобританию. Англичане конфисковали корабль за отказ большевиков платить по царским долгам, в 1920 году перепродали его немцам, а еще через пять лет, по дороге на утилизацию, крейсер-ветеран затонул окончательно. Его последнее пристанище находится в Ирландском море.

Ни один из участников сделки между российским морским ведомством и американской компанией не был наказан за ошибки, допущенные во время проектирования и строительства.






Вам может быть интересно: