Наш человек на Чукотке: найти места силы и «заболеть Севером»

EG.RU продолжает масштабный спецпроект «Наш человек». Каждую неделю мы рассказываем, куда можно съездить в отпуск. Сегодня отправляемся на север нашей страны
Чукотский бурый медведь
Чукотский бурый медведь
Чукотский бурый медведь Чукотский бурый медведь

Чукотка — не самое популярное туристическое направление. Но тех, кому посчастливилось там побывать, неудержимо тянет вернуться к настоящим северным красотам. Специально для читателей EG.RU корреспондент «tutu! cюжетов» Алена Быкова съездила в один из самых загадочных регионов нашей страны, и вот что из этого получилось.

Как добраться

Авиасообщение с остальной Россией у Чукотского автономного округа есть в городах Анадырь, Певек и Билибино. Места в самолётах и вертолётах на внутренних авиалиниях распроданы на месяцы вперёд. При желании путешествовать по Чукотке надо заранее продумать весь маршрут за пределами Анадыря и найти дружественных местных жителей. Они смогут купить вам билеты на конкретные даты. Онлайн билеты не продаются. Главный способ передвижения внутри автономного округа — малая авиация. Второй способ — теплоход.

Раньше без помощи местных было вообще невозможно: до июня 2018 года вся территория округа считалась погранзоной с особым режимом, в том числе для россиян (теперь действует только для иностранцев). По-прежнему ограничено для всех посещение трёх островов: Врангеля, Ратманова и Геральда.

В крупных городах и некоторых райцентрах есть отели, но в большинстве населённых пунктов туристов принимают в обычных квартирах, сдаваемых по договорным ценам. За пределами поселений провожатые, особенно вооружённые против диких зверей, необходимы.

Читайте также: Наш человек в Мадриде: что посмотреть, куда сходить, где поесть

После того как вы всё просчитали — будьте готовы к тому, что ваши планы, скорее всего, рухнут. В ожидании внутреннего рейса в аэропорту можно просидеть целый день, а вечером уехать обратно в город вместе с теми, кто ждёт уже неделю. В тундре есть вероятность застрять на неопределённый срок. Туманом или, в случае путешествия морем, льдами и бурями в ЧАО объясняются прогулы, опоздания на собственную свадьбу, невыплаты кредитов вовремя. Издержки в случае опоздания пассажирам никто не возмещает. Регулярно летают только большие самолёты «на материк» (так на Чукотке называют остальную Россию).

Даже в сам Анадырь с самолёта попасть непросто: город и аэропорт разделяет лиман. Пока есть морская навигация, можно добраться на пассажирском катере (100 рублей) или на автомобиле такси баржей (2500 рублей от двери до двери). В межсезонье возит вертолёт (4000 рублей), билеты на него заранее не продаются и действует живая очередь. Также около четырёх тысяч стоит наземная поездка на вездеходе «Трэкол». А зимой по лиману ездят такси (1000-2500 рублей с человека).

Читайте также: Наш человек в Грозном: развеиваем мифы об отдыхе в Чечне

Ледовая дорога через лиман
Ледовая дорога через лиман

Что посмотреть

Столица округа — город на 15 тысяч жителей на берегу лимана. В нём есть разноцветные жилые дома на сваях, рассчитанные на сильную пургу, крупнейший на планете деревянный храм на вечной мерзлоте, самый большой в мире памятник Николаю Чудотворцу, музейный центр «Наследие Чукотки». Есть ухоженные футбольные поля во дворах летом и всесезонный спортивно-досуговый центр (Ледовый дворец). Анадырь нужно увидеть, но это ещё не Чукотка.

Далее можно уехать в Уэлен — село рыбаков и морских охотников, ради того, чтобы отметиться в самой восточной точке материка на мысе Дежнёва. Или можно съездить на мыс Шмидта в закрытый посёлок, рядом с которым находится одно из крупнейших лежбищ моржей (до 50 тысяч особей) и есть шанс сфотографировать белых медведей с расстояния 30–50 метров.

Читайте также: Наш человек в Турции: невероятный маршрут, о котором вы, возможно, не знали

Уэлен — село рыбаков и морских охотников
Уэлен — село рыбаков и морских охотников

Можно полететь в бухту Провидения смотреть фьорды, гулять по кладбищу китов с гигантскими скелетами и рыбачить с потрясающим видом на сопки. Двинуться на север, за Полярный круг, в оленеводческое стойбище и национальные сёла. Для любителей урбантрипов и сталкинга много брошенных людьми военных и рабочих населённых пунктов: часть поселка Угольные Копи прямо рядом с анадырским аэропортом, посёлок Урелики недалеко от Провидения, поселок авиаторов Апапельгино близ Певека, тот же мыс Шмидта и другие.

О чём помнить

Не пытайтесь платить здесь банковской картой и приложением на смартфоне. Чукотка — единственный регион России, где до сих пор работает только спутниковый интернет. Летом губернатор округа Роман Копин даже просил поддержки президента в строительстве оптоволоконной линии в Анадырь с Камчатки. Проблему чиновники обещают решить, но пока прилично сеть работает только в райцентрах. В них же есть магазины сотовых операторов — но ближайшие большие офисы и центры поддержки клиентов находятся в Хабаровске или Владивостоке.

На Чукотке дорого вообще всё, кроме местного мяса и рыбы. Четыре рулона туалетной бумаги стоят около 500 рублей, фрукты-овощи — 800–1000 рублей за килограмм. Северный завоз товаров длится в среднем с июня по октябрь (а там как льды пойдут), и в магазинах всегда много просрочки: молоко с пометкой «только для выпечки», кетчуп или шампунь со сроком годности, вышедшим год назад. Просрочка тоже продаётся, просто она дешевле свежих продуктов. Дорогие и туры на Чукотку, цены исчисляются десятками и сотнями тысяч рублей.

Читайте также: Наш человек в Испании: пройти знаменитый путь пилигримов и очиститься

Северный олень – обитатель полуострова
Северный олень – обитатель полуострова

В чём сила, брат?

Местные — вернее, осевшие приезжие — говорят о феномене «болезнь Чукотки». Это когда спустя ровно год после первого путешествия, месяц в месяц, хочешь оказаться ровно там же и с теми же чувствами внутри.

Природа, задавленная либо прирученная в любой другой местности, на Чукотке установила порядок, изменить который человек бессилен. На Иультинской трассе врастают в землю казённая койка и руины посёлка ВОХРа. Покинутые домики открыты, внутри — чужая жизнь 80-летней давности.

В Угольных Копях в коридорах заброшенной школы бегают суслики-евражки, на школьном дворе цветёт рододендрон. Есть даже посёлки, навсегда расселённые после замерзания котельной, — дать жильё в другом месте дешевле, чем восстанавливать.

Обязательства ничего не значат, деньги не спасают от бедствия, и нет гарантии, что тебя не задерёт медведь, когда ты выйдешь вынести мусор. На 50 тысяч жителей в ЧАО шесть тысяч белых и бурых медведей. Пути миграции белых проходят через населённые пункты побережья, а бурые просто живут в тундре и выходят кормиться к поселковым помойкам в голодное время.

В условиях экстремального выживания меняются приоритеты, открываются глаза и уши, острее ощущаешь свои силы и после путешествия чувствуешь себя на каком-то новом уровне просветления. «Заболевшие Чукоткой» скучают именно по этим беспримесным ощущениям, встрече с вечностью и по воздуху, который можно есть ложками.

Говорят, человеческие отношения здесь тоже другие. Путник может остановиться в любом балке — охотничьем вагончике в тундре — и пользоваться оставленной едой и ночлегом, но хорошо бы оставить что-то и после себя. В ярангу к оленеводам гости заходят без договорённости и приглашения, и их поят чаем, но с собой лучше иметь гостинцы взамен. Местный житель может отвезти путешественника куда угодно бесплатно, а может и отказаться, не приняв любые деньги, — для него важно то, что он чувствует к гостю.

ПОЛНАЯ ВЕРСИЯ МАТЕРИАЛА

Вам может быть интересно: