Российская история ужасов: Кокорин и Мамаев, преступление и наказание

Редактор отдела интересных историй Артур Галеев рассуждает о том, почему два футболиста-отморозка считают себя вправе распускать руки в центре Москвы
кокорин мамаев драка
Александр Кокорин и Павел Мамаев когда-то играли за сборную. Теперь — вряд ли
кокорин мамаев драка кокорин мамаев драка

Обсуждать с точки зрения аналитической журналистики или колумнистики тут нечего. Есть два футболиста, обремененных деньгами и физической подготовкой; наглостью спортивной — точно, человеческой — почти наверняка.

История их дружбы, десятилетие которой главные герои дня отметили так, что спустили, видимо, в унитаз свои карьеры, полна уютных для них и удивительных для обывателей, вроде нас с вами, эпизодов. Стильный отдых, совместные ванны, памятные 500 бутылок шампанского на Лазурном берегу, за которые даже пришлось объясняться. Чего не было — так это агрессии. Вне поля.

Болельщики «Динамо» могут многое рассказать о Саше Кокорине. Как он имел конфликт из-за красных бутс (в «Динамо» такое не принято — цвет врага) и на его пике запулил мячом в фанатскую трибуну после разминки, как он в важном для команды матче полез в драку с защитником соперника почти на ровном месте и с отсутствующим лицом покинул поле, увидев перед собой красную карточку.

Своих визави по утренним боям Саша избивал совсем с другим выражением лица. С куражным. С русской агрессией.

Ведь у нас в принципе принято испытывать агрессию. Проблема Кокорина и Мамаева не в том, что они зажравшиеся мажоры, которые могут позволить себе послать друзей выкупать видео драки за пять миллионов рублей (давайте я не буду считать это в пенсиях); не в том, что они испытали ненависть к человеку, кажется, из-за его национальной принадлежности (тут сейчас еще пишут, что они Gangnam Style при этом распевали!); не в том даже, что малоинтеллектуальные люди (а только такие испытывают ненависть по национальному признаку) наделены завидным по нашим меркам богатством. А в том, что у нас на Руси бить людей — это нормально.

Показательна первая реакция РФС. Там было что-то о том, что наказывать игроков за действия, совершенные вне матчей, организация не может. Простой пример про «загнивающий Запад». Этим летом игрок хоккейного клуба «Нэшвилл Предаторс» из Национальной хоккейной лиги Остин Уотсон втащил жене леща. Один раз. Помимо чисто правовых последствий, он получил от лиги штраф и дисквалификацию на 27 игр — это треть сезона. И лишение зарплаты, конечно.

Другой, более близкий вариант. Наш защитник из той же НХЛ Слава Войнов в 2014 году нанес телесные повреждения своей жене. Приличные. И пусть жена сказала, что упала сама, суд назначил наказание в 45 дней заключения. А НХЛ дисквалифицировала игрока бессрочно! И только в этом году пошли робкие разговоры об отмене наказания.

Отдаленная вариация на тему в наших условиях — обещания клубов Кокорина и Мамаева, «Зенита» и «Краснодара», то ли расторгнуть контракты, то ли просто попытаться это сделать. У нас спортсмены — боги. У них, видите ли, контракты так составлены, что еще нужно смочь их расторгнуть.

Впрочем.

Кремль и МИД, РФС и МВД, блогеры и спортсмены — половина страны за несколько часов успела дать комментарии. Кокорин и Мамаев. Альфа и Омега, блин.

Реакция Кремля — это вообще к тому, что Путин заметил. А если Путин заметил, значит, не должны спустить на тормозах.

В любом случае история про Кокорина и Мамаева — это история не про мажоров, не про пять миллионов, не про отсутствие интеллекта и даже не про безнаказанность (потому что наказание, видимо, все-таки будет, и оно будет показательным).

Это история про нас с вами. Про людей, которые не видят ничего зазорного в том, чтобы втащить незнакомому человеку. Или, что еще хуже, знакомому. И теперь попробуйте мне объяснить, почему у нас это считается нормальным.

Вам может быть интересно: